Нянюшка Ягг обычно ложилась рано. В конце концов она ведь была уже немолода. Поэтому в иной раз отправлялась спать еще до рассвета, часиков этак в пять.

Нянюшка Ягг обычно ложилась рано. В конце концов она ведь была уже немолода. Поэтому в иной раз отправлялась спать еще до рассвета, часиков этак в пять.

Нянюшка Ягг обычно ложилась рано. В конце концов она ведь была уже немолода. Поэтому в иной раз отправлялась спать еще до рассвета, часиков этак в пять.

— Мы просто выполняли свою работу, — буркнул Кроули. — Да. Ну и что хорошего? Много кто из людей просто выполнял свою работу, а посмотри, сколько бед они натворили.

— Мы просто выполняли свою работу, — буркнул Кроули. — Да. Ну и что хорошего? Много кто из людей просто выполнял свою работу, а посмотри, сколько бед они натворили.

Перед тем как человек умрёт, вся жизнь действительно проходит у него перед глазами. Собственно, этот процесс и называется жизнью.

Перед тем как человек умрёт, вся жизнь действительно проходит у него перед глазами. Собственно, этот процесс и называется жизнью.

Most books on witchcraft will tell you that witches work naked. This is because most books on witchcraft are written by men.

Большинство книг о ведьмовстве скажут вам, что ведьмы работают обнаженными. Это потому что большинство книг о ведьмовстве написано мужчинами.

Most books on witchcraft will tell you that witches work naked. This is because most books on witchcraft are written by men.

Большинство книг о ведьмовстве скажут вам, что ведьмы работают обнаженными. Это потому что большинство книг о ведьмовстве написано мужчинами.

— Как это называется, когда у тебя внутри тепло, ты всем доволен и хочешь, чтобы все оставалось так, как есть? — Полагаю, это называется счастьем.

— Как это называется, когда у тебя внутри тепло, ты всем доволен и хочешь, чтобы все оставалось так, как есть? — Полагаю, это называется счастьем.

Касаясь связок редких сушеных трав и залезая в кладовые аптекарей, пламя заставляло людей сходить с ума и разговаривать с богами.

Касаясь связок редких сушеных трав и залезая в кладовые аптекарей, пламя заставляло людей сходить с ума и разговаривать с богами.

Библиотекарю нравились люди, которые любили и уважали книги, а лучшее проявление этих чувств — это оставить книги на полках, где им и предназначено быть самой природой.

Библиотекарю нравились люди, которые любили и уважали книги, а лучшее проявление этих чувств — это оставить книги на полках, где им и предназначено быть самой природой.

— Дело в том, что если ты отличаешь добро от зла, то просто не можешь выбрать зло. Это не получится: выбрать зло и продолжать жить как ни в чем не бывало.

— Дело в том, что если ты отличаешь добро от зла, то просто не можешь выбрать зло. Это не получится: выбрать зло и продолжать жить как ни в чем не бывало.