Самая большая победа — врага сделать другом.

Счастье складывается из мелочей, из маленьких незначительных радостей; огромное счастье как кирпич с неба не падает, а кропотливо создается.

Счастье складывается из мелочей, из маленьких незначительных радостей; огромное счастье как кирпич с неба не падает, а кропотливо создается.

Надежда никогда и ни к чему не обязывает. Так почему же надежда умирает последней? Потому что ей, этой лживой суке, больше некого убить! Убив своего хозяина, эта стерва поймет, на каком суку сама сидела, и какой сук она обрезала!

Надежда никогда и ни к чему не обязывает. Так почему же надежда умирает последней? Потому что ей, этой лживой суке, больше некого убить! Убив своего хозяина, эта стерва поймет, на каком суку сама сидела, и какой сук она обрезала!

Только сильный человек никогда не обижается, никогда не нападает. Посмотрите в природе, какая собака громче гавкает и на всех кидается? Маленькая Жучка, которая сама хвост поджимает и хочет забиться в угол. Живёт по принципу: лучший способ обороны — нападение.

Только сильный человек никогда не обижается, никогда не нападает. Посмотрите в природе, какая собака громче гавкает и на всех кидается? Маленькая Жучка, которая сама хвост поджимает и хочет забиться в угол. Живёт по принципу: лучший способ обороны — нападение.

У каждого мужчины на носу весы. Когда он видит красивую женщину, то бессознательно на одну чашечку весов помещает вас, а на другую — ее и начинает сравнивать. Теперь представьте: она — нарядная, ухоженная, красивая и т. д. А вас-то он вспоминает в домашней обстановке. В каком виде вы ходите-то по дому? Давайте возьмем один из худших вариантов. На плечах — халат из исторического музея, на ногах — элегантные, слегка прохудившиеся лапти, в которых вы исходили всю Сибирь вдоль и поперек, не снимая. А волосы. Какие волосы?! От зависти просто все ведьмы и бабки-ежки плачут! О тусклости глаз просто неудобно говорить. И в таком виде вы гуляете перед его очами: шарк-шарк — вперед, шарк-шарк — назад, в нижнем белье! Хорошо, если оно еще красивое, а если нет — опять проиграли. А он смотрит на вас и тихо вздыхает. Вспоминает тех красавиц! Не подозревая, что и те дуры дома ходят, скорее всего, в таком же виде.

У каждого мужчины на носу весы. Когда он видит красивую женщину, то бессознательно на одну чашечку весов помещает вас, а на другую — ее и начинает сравнивать. Теперь представьте: она — нарядная, ухоженная, красивая и т. д. А вас-то он вспоминает в домашней обстановке. В каком виде вы ходите-то по дому? Давайте возьмем один из худших вариантов. На плечах — халат из исторического музея, на ногах — элегантные, слегка прохудившиеся лапти, в которых вы исходили всю Сибирь вдоль и поперек, не снимая. А волосы. Какие волосы?! От зависти просто все ведьмы и бабки-ежки плачут! О тусклости глаз просто неудобно говорить. И в таком виде вы гуляете перед его очами: шарк-шарк — вперед, шарк-шарк — назад, в нижнем белье! Хорошо, если оно еще красивое, а если нет — опять проиграли. А он смотрит на вас и тихо вздыхает. Вспоминает тех красавиц! Не подозревая, что и те дуры дома ходят, скорее всего, в таком же виде.