Не стесняйся, пьяница, носа своего, Он ведь с нашим знаменем цвета одного.

Безоблачная старость – это миф, Поскольку наша память – ширь морская, И к ночи начинается прилив, Со дна обломки прошлого таская.

Безоблачная старость – это миф, Поскольку наша память – ширь морская, И к ночи начинается прилив, Со дна обломки прошлого таская.