Нет никакого смысла жизни. Ну как может быть смысл у того, что тебе, не спросив, дали и, не сказав, отберут.

Мы же все время доказываем друг другу свою правоту, во всем. Для нас быть правыми стало важнее, чем быть счастливыми. А уступка это не признак слабости, это <…> и есть проявление силы, и даже мудрости.

Мы же все время доказываем друг другу свою правоту, во всем. Для нас быть правыми стало важнее, чем быть счастливыми. А уступка это не признак слабости, это <…> и есть проявление силы, и даже мудрости.

Ты приводишь женщине убедительные доводы, как-то объясняешь ей всё, как логично, а ей, оказывается, просто противен сам звук твоего голоса.

Ты приводишь женщине убедительные доводы, как-то объясняешь ей всё, как логично, а ей, оказывается, просто противен сам звук твоего голоса.