Не ты выбираешь свою судьбу, она выбирает тебя. И те, кто знал тебя до того, как судьба взяла тебя за руку, не могут осознать всю полноту изменений. Но ты — инструмент совершенного замысла и можешь всю жизнь ожидать своей очереди.

Не ты выбираешь свою судьбу, она выбирает тебя. И те, кто знал тебя до того, как судьба взяла тебя за руку, не могут осознать всю полноту изменений. Но ты — инструмент совершенного замысла и можешь всю жизнь ожидать своей очереди.

Не ты выбираешь свою судьбу, она выбирает тебя. И те, кто знал тебя до того, как судьба взяла тебя за руку, не могут осознать всю полноту изменений. Но ты — инструмент совершенного замысла и можешь всю жизнь ожидать своей очереди.

Люди могут спать или играть, или даже заниматься любовью, когда они несчастны. Но, думаю, большинство едят, когда они счастливы.

Люди могут спать или играть, или даже заниматься любовью, когда они несчастны. Но, думаю, большинство едят, когда они счастливы.

Что такое душа? Зачем людям мечты? Может проще не заглядывать в непознанное? Но так уж устроен человек, так велит его сердце, в этом смысл жизни.

Что такое душа? Зачем людям мечты? Может проще не заглядывать в непознанное? Но так уж устроен человек, так велит его сердце, в этом смысл жизни.

Когда нас настигают наши самые страшные кошмары, то выбор только один — бежать или сражаться. Мы надеемся, что найдём силы преодолеть свои страхи, но иногда вопреки всему мы бросаемся наутёк. А если кошмар побежит следом? Где тогда от него скрыться?

Когда нас настигают наши самые страшные кошмары, то выбор только один — бежать или сражаться. Мы надеемся, что найдём силы преодолеть свои страхи, но иногда вопреки всему мы бросаемся наутёк. А если кошмар побежит следом? Где тогда от него скрыться?

Эволюция — процесс несовершенный и зачастую жестокий: битва между тем, что существует, и тем, что только должно родиться. И среди этих родовых мук мораль теряет значение. Вопрос добра и зла сводится к простому выбору: выжить или погибнуть.

Эволюция — процесс несовершенный и зачастую жестокий: битва между тем, что существует, и тем, что только должно родиться. И среди этих родовых мук мораль теряет значение. Вопрос добра и зла сводится к простому выбору: выжить или погибнуть.

— Я не хочу тебя терять, Симона. Но если ты в меня не веришь, то тебе здесь не место. — Хорошо. Ты можешь рисовать будущее. Нарисуй его без меня.

— Я не хочу тебя терять, Симона. Но если ты в меня не веришь, то тебе здесь не место. — Хорошо. Ты можешь рисовать будущее. Нарисуй его без меня.