Мне всегда было непонятно — люди стыдятся бедности и не стыдятся богатства.

Сказка — это когда женился на лягушке, а она оказалась царевной. А быль — это когда наоборот.

Сказка — это когда выходишь замуж за чудовище, а он оказывается принцем, а быль — это когда наоборот.

Сказка — это когда женился на лягушке, а она оказалась царевной. А быль — это когда наоборот.

Сказка — это когда выходишь замуж за чудовище, а он оказывается принцем, а быль — это когда наоборот.

Юноша с девушкой сидят на лавочке. Юноша очень стеснительный. Девушке хочется, чтобы он её поцеловал, и она говорит: — Ой, у меня щёчка болит. Юноша целует её в щёчку: — Ну как, теперь болит? — Нет, не болит. Через некоторое время: — Ой, у меня шейка болит. Он её чмок в шейку: — Ну как, болит? — Нет, не болит. Рядом сидит Раневская и спрашивает: — Молодой человек, вы от геморроя не лечите?!

Юноша с девушкой сидят на лавочке. Юноша очень стеснительный. Девушке хочется, чтобы он её поцеловал, и она говорит: — Ой, у меня щёчка болит. Юноша целует её в щёчку: — Ну как, теперь болит? — Нет, не болит. Через некоторое время: — Ой, у меня шейка болит. Он её чмок в шейку: — Ну как, болит? — Нет, не болит. Рядом сидит Раневская и спрашивает: — Молодой человек, вы от геморроя не лечите?!

Это не театр, а дачный сортир. В нынешний театр я хожу так, как в молодости шла на аборт, а в старости рвать зубы. Ведь знаете, как будто бы Станиславский не рождался. Они удивляются, зачем я каждый раз играю по-новому.

Это не театр, а дачный сортир. В нынешний театр я хожу так, как в молодости шла на аборт, а в старости рвать зубы. Ведь знаете, как будто бы Станиславский не рождался. Они удивляются, зачем я каждый раз играю по-новому.

Старость — это просто свинство. Я считаю, что это невежество Бога, когда он позволяет доживать до старости. Господи, уже все ушли, а я все живу. Бирман — и та умерла, а уж от нее я этого никак не ожидала. Страшно, когда тебе внутри восемнадцать, когда восхищаешься прекрасной музыкой, стихами, живописью, а тебе уже пора, ты ничего не успела, а только начинаешь жить!

Старость — это просто свинство. Я считаю, что это невежество Бога, когда он позволяет доживать до старости. Господи, уже все ушли, а я все живу. Бирман — и та умерла, а уж от нее я этого никак не ожидала. Страшно, когда тебе внутри восемнадцать, когда восхищаешься прекрасной музыкой, стихами, живописью, а тебе уже пора, ты ничего не успела, а только начинаешь жить!