За последнее время политика очень часто пахнет нефтью, а нефть — политикой.