Я не знал никого, кто дожил бы до ста лет и был бы интересен чем-либо ещё, кроме этого.