Все-таки странная вещь — память.