В некотором смысле, когда мне было семнадцать, мне уже было пятьдесят. Я всегда был старым.