Теперь, когда терять было нечего, она обрела свободу.