Там, где все горбаты, стройность становится уродством.