Страхи простились со мной только потому, что свет моего разума осветил нелогичность их существования.