Страх одиночества сильнее, чем страх рабства, поэтому мы женимся.