Сколько личных свобод мы готовы положить на алтарь безопасности?