Разве громкие слова делают убийство более оправданным? Разве от этих громких слов оно становится более приятным делом?