Пусть нет любви — зачем же ненавидеть?