Привычка не показывать своих чувств въелась настолько, что стала инстинктом.