— Они хотят моей смерти. — Да нет, вообще-то. Они просто не хотят, чтобы ты оставался живым. — Это другое дело! А то я переживать начал.