Она могла довести своими выходками до бешенства, но в этом и была её своеобразная прелесть.