Он не имел права оказаться предателем после того, как стал надеждой.