Надевая крахмальный воротничок, он всегда чувствовал себя так, будто его лишили свободы.