Мы носим в себе эту боль, потому что больше у нас ничего не осталось.