— У меня есть дьявольский план. — И какой же? — Ну, если я скажу, он потеряет свой дьявольский смысл.