— Это же история, воплоти… — Я предпочитаю мертвую историю. Мертвая история записана чернилами, а та, что воплоти — пишется кровью.