Когда пустоте говоришь решительное «нет», чудесным образом появляется смысл, которому отважно говоришь «да».