Карл сидел и гадал, чем же заслужил божью немилость. Ему и в голову не приходило: а что если Бог — это женщина?