Искусство перестало быть наркотиком, оно стало обезболивающим.