И не в том даже дело, что никто ничего не знает, а в том, что не хочет знать.