Да будет мой историк таков: справедливый судья, чужестранец, пока он пишет свой труд, не имеющий родины.