Что-то совсем незначительное могло напомнить о долгих часах абстиненции, когда всё её нутро раздирала нестерпимая боль. Чтобы выжить, она причиняла себе острую телесную боль, готова была спустить с себя кожу, изобретая все новые раны, лишь бы отвлечься от мыслей о нём.