— Бог все видит. — Да, любопытный засранец.