Она была из тех немногих людей, что пошли в бизнес не ради денег, а ради власти.

Свобода никогда не исходит от правительства. Свобода всегда исходит от его подданных. История свободы — это история ограничения правительственной власти, а не ее возрастания.

Свобода никогда не исходит от правительства. Свобода всегда исходит от его подданных. История свободы — это история ограничения правительственной власти, а не ее возрастания.

Хочешь узнать человека — дай ему власть. Захочешь понять человека до конца — отними у него власть и ты увидишь, кто он такой.

Хочешь узнать человека — дай ему власть. Захочешь понять человека до конца — отними у него власть и ты увидишь, кто он такой.

Я вдруг вспомнил, что однажды мне сказал Уолси: «Королю следует говорить, что следует делать, а не что было бы возможно, ибо если Лев узнает свою силу, его уже никому не обуздать».

Я вдруг вспомнил, что однажды мне сказал Уолси: «Королю следует говорить, что следует делать, а не что было бы возможно, ибо если Лев узнает свою силу, его уже никому не обуздать».