Если бы звёзды вспыхивали в ночном небе лишь раз в тысячу лет, какой горячей верой прониклись бы люди, в течение многих поколений сохраняя память о граде божьем!

Если бы звёзды вспыхивали в ночном небе лишь раз в тысячу лет, какой горячей верой прониклись бы люди, в течение многих поколений сохраняя память о граде божьем!

Если бы звёзды вспыхивали в ночном небе лишь раз в тысячу лет, какой горячей верой прониклись бы люди, в течение многих поколений сохраняя память о граде божьем!

Любви нельзя верить. Любовь — это змея притворившаяся ожерельем. Ты надеваешь его на шею, чтобы оно украшало тебя, радовало тебя, а когда ты меньше всего ожидаешь, оно жалит тебя и выпускает яд.

Любви нельзя верить. Любовь — это змея притворившаяся ожерельем. Ты надеваешь его на шею, чтобы оно украшало тебя, радовало тебя, а когда ты меньше всего ожидаешь, оно жалит тебя и выпускает яд.

Я так взволнована вашим признанием… <…> Я вся в работе. Жизнь моя уже как-то устоялась, сложилась. Я «старый холостяк», я привыкла командовать. Я очень вспыльчива и могу испортить жизнь любому, даже очень симпатичному. Но это… Дело даже не в этом… А в том, что… я вам не верю.

Я так взволнована вашим признанием… <…> Я вся в работе. Жизнь моя уже как-то устоялась, сложилась. Я «старый холостяк», я привыкла командовать. Я очень вспыльчива и могу испортить жизнь любому, даже очень симпатичному. Но это… Дело даже не в этом… А в том, что… я вам не верю.

Все беды от нервов, но мне на это наплевать и растереть. Люди — консервы, было бы что вскрывать — не боялись бы умереть. Придумал я веру, но где те, кто за мной? Я думал — я первый, но нет, я просто чужой.

Все беды от нервов, но мне на это наплевать и растереть. Люди — консервы, было бы что вскрывать — не боялись бы умереть. Придумал я веру, но где те, кто за мной? Я думал — я первый, но нет, я просто чужой.

Теги: