— Мне нравится развивать свой интеллект. — Это тебе не помешает. Тут есть над чем поработать.

Ноги мои слишком малы для тела, а голова чересчур велика, но я бы сказал, что, на мой взгляд, она как раз впору для моего ума. Я спокойно принимаю собственные силы и слабости. Ум — вот мое оружие. У брата Джейме есть меч, у короля Роберта — боевой молот, а у меня — разум. А он нуждается в книгах, как меч в точильном камне, чтобы не затупиться, — Тирион постучал по кожаной обложке книги. — Вот поэтому я читаю так много, Джон Сноу.

Ноги мои слишком малы для тела, а голова чересчур велика, но я бы сказал, что, на мой взгляд, она как раз впору для моего ума. Я спокойно принимаю собственные силы и слабости. Ум — вот мое оружие. У брата Джейме есть меч, у короля Роберта — боевой молот, а у меня — разум. А он нуждается в книгах, как меч в точильном камне, чтобы не затупиться, — Тирион постучал по кожаной обложке книги. — Вот поэтому я читаю так много, Джон Сноу.

— Покажи мне страсть, детка! — кричит фотограф. Вспышка. Покажи мне злобу! Вспышка. Покажи мне отрешенность, внутреннее опустошение экзистенциалиста. Вспышка. Покажи мне неистовую интеллектуальность, как способ выживания в этом мире. Вспышка.

— Покажи мне страсть, детка! — кричит фотограф. Вспышка. Покажи мне злобу! Вспышка. Покажи мне отрешенность, внутреннее опустошение экзистенциалиста. Вспышка. Покажи мне неистовую интеллектуальность, как способ выживания в этом мире. Вспышка.

Предрассудки и вздор прошлого не должны препятствовать распространению прогресса. Если мы останемся приверженцами прошлого, то тем докажем лишь, что наш страх сильнее наших интеллектуальных способностей.

Предрассудки и вздор прошлого не должны препятствовать распространению прогресса. Если мы останемся приверженцами прошлого, то тем докажем лишь, что наш страх сильнее наших интеллектуальных способностей.