Похоже ты думаешь, что твое сердце исчезнет, если ты в него кого-нибудь впустишь. Но на самом деле это не так. В итоге ты получишь оба сердца, твое и его, и затем они медленно сольются в одно. Сильнее и больше, чем каждое в отдельности. Вот это и есть любовь.

Похоже ты думаешь, что твое сердце исчезнет, если ты в него кого-нибудь впустишь. Но на самом деле это не так. В итоге ты получишь оба сердца, твое и его, и затем они медленно сольются в одно. Сильнее и больше, чем каждое в отдельности. Вот это и есть любовь.

Похоже ты думаешь, что твое сердце исчезнет, если ты в него кого-нибудь впустишь. Но на самом деле это не так. В итоге ты получишь оба сердца, твое и его, и затем они медленно сольются в одно. Сильнее и больше, чем каждое в отдельности. Вот это и есть любовь.

Когда сердце борется с рассудком, рассудок редко бывает победителем.

(Когда сердце спорит с разумом, то последний редко оказывается победителем.)

Когда сердце борется с рассудком, рассудок редко бывает победителем.

(Когда сердце спорит с разумом, то последний редко оказывается победителем.)

Не по бедности я позабыл про вино, Не из страха совсем опустился на дно. Пил вино я, чтоб сердце весельем наполнить, А теперь моё сердце — тобою полно.

Не по бедности я позабыл про вино, Не из страха совсем опустился на дно. Пил вино я, чтоб сердце весельем наполнить, А теперь моё сердце — тобою полно.

— Мы должны немедленно прикончить их одним ударом. — И как же мы будем сражаться? — Храбро и с горящим сердцем! — А если серьезно? — Сердце, любящее справедливость, пылает ярче огня. — И что это дает? — Огонь справедливости в наших сердцах дотла сожжет злодеев! — Ну ты даешь!

— Мы должны немедленно прикончить их одним ударом. — И как же мы будем сражаться? — Храбро и с горящим сердцем! — А если серьезно? — Сердце, любящее справедливость, пылает ярче огня. — И что это дает? — Огонь справедливости в наших сердцах дотла сожжет злодеев! — Ну ты даешь!

Если ты захочешь продать мои органы — продай мои губы. Если ты их никогда не будешь больше целовать, то зачем они мне? Если ты захочешь продать мои органы, то продай, пожалуйста, моё глупое сердце. Оно разбито и плачет — мне не нужно такое сердце. Когда ты захочешь продать мои органы — только не продавай мои глаза! Я буду смотреть на тебя с небес. Оставь, любимая, мои глаза.

Если ты захочешь продать мои органы — продай мои губы. Если ты их никогда не будешь больше целовать, то зачем они мне? Если ты захочешь продать мои органы, то продай, пожалуйста, моё глупое сердце. Оно разбито и плачет — мне не нужно такое сердце. Когда ты захочешь продать мои органы — только не продавай мои глаза! Я буду смотреть на тебя с небес. Оставь, любимая, мои глаза.