Наука, религия и искусство — из них трех, Науке брошен самый обоснованный упрек. Ею не достигнут порог, не найден способ Добыть ответ на самые коренные вопросы.

Есть ли Бог или нет вовсе — догадок бездна. Есть ли жизнь после, науке неизвестно. Имело ль место первопричина, можно лишь вопрошать, И наука не знает, есть ли душа.

Наука, религия и искусство — из них трех, Науке брошен самый обоснованный упрек. Ею не достигнут порог, не найден способ Добыть ответ на самые коренные вопросы.

Есть ли Бог или нет вовсе — догадок бездна. Есть ли жизнь после, науке неизвестно. Имело ль место первопричина, можно лишь вопрошать, И наука не знает, есть ли душа.

Наука, религия и искусство — из них трех, Науке брошен самый обоснованный упрек. Ею не достигнут порог, не найден способ Добыть ответ на самые коренные вопросы.

Есть ли Бог или нет вовсе — догадок бездна. Есть ли жизнь после, науке неизвестно. Имело ль место первопричина, можно лишь вопрошать, И наука не знает, есть ли душа.

С детьми человек должен быть очень терпеливым, очень бдительным, очень сознательным, чтобы не говорить ничего, что может помешать возникнуть их собственному разуму, чтобы не обращать их в христиан, индуистов и мусульман. Человеку нужно безграничное терпение. Однажды происходит чудо, и ребёнок сам начинает задаваться вопросами. И даже тогда, — не давайте ему готовых ответов. Готовые ответы никому не помогают; готовые ответы глупы и тупы. Помогите ему стать более разумным. Вместо того чтобы давать ему ответы, дайте ему ситуации и вызовы, чтобы его разум обострялся, и он спрашивал глубже — чтобы вопрос проникал в самое его ядро, чтобы вопрос становился вопросом жизни и смерти.

С детьми человек должен быть очень терпеливым, очень бдительным, очень сознательным, чтобы не говорить ничего, что может помешать возникнуть их собственному разуму, чтобы не обращать их в христиан, индуистов и мусульман. Человеку нужно безграничное терпение. Однажды происходит чудо, и ребёнок сам начинает задаваться вопросами. И даже тогда, — не давайте ему готовых ответов. Готовые ответы никому не помогают; готовые ответы глупы и тупы. Помогите ему стать более разумным. Вместо того чтобы давать ему ответы, дайте ему ситуации и вызовы, чтобы его разум обострялся, и он спрашивал глубже — чтобы вопрос проникал в самое его ядро, чтобы вопрос становился вопросом жизни и смерти.

Фауст наоборот. Молодой человек просит у черта богатств этого мира. Черт мягко замечает ему: «Ведь богатства этого мира тебе и так принадлежат. Того, чего тебе не хватает, ты должен просить у Бога. Ты заключишь сделку с Богом и за богатства мира иного продаешь ему свое тело». Помолчав, дьявол закуривает английскую сигарету и добавляет: «И это будет тебе вечной карой».

Фауст наоборот. Молодой человек просит у черта богатств этого мира. Черт мягко замечает ему: «Ведь богатства этого мира тебе и так принадлежат. Того, чего тебе не хватает, ты должен просить у Бога. Ты заключишь сделку с Богом и за богатства мира иного продаешь ему свое тело». Помолчав, дьявол закуривает английскую сигарету и добавляет: «И это будет тебе вечной карой».

Библия — это не свод законов. Это руководство, которое помогает каждому лично построить свои отношения с богом.

Библия — это не свод законов. Это руководство, которое помогает каждому лично построить свои отношения с богом.

В общем, стоит однажды Иисус на страже и видит, как к воротам приближается какой-то старик. «Что ты сделал для того, чтобы попасть в Царство Небесное?» — спрашивает его Иисус. И старик отвечает: «Увы, не слишком много. Я — простой плотник, проживший тихую жизнь. Единственное, что было замечательного в моей жизни, — это мой сын». «Твой сын?» — с любопытством спрашивает Иисус. «Да, это был прекрасный сын, — отвечает старик. — Его рожденье было совершенно необыкновенным, а позже он чудесным образом преобразился. А еще он стал известен на весь мир, и до сих пор многие люди любят его». Христос смотрит на него и, крепко обняв, восклицает: «Отец, отец!» И старик тоже стискивает его в объятиях и говорит: «Это ты, Пиноккио?»

В общем, стоит однажды Иисус на страже и видит, как к воротам приближается какой-то старик. «Что ты сделал для того, чтобы попасть в Царство Небесное?» — спрашивает его Иисус. И старик отвечает: «Увы, не слишком много. Я — простой плотник, проживший тихую жизнь. Единственное, что было замечательного в моей жизни, — это мой сын». «Твой сын?» — с любопытством спрашивает Иисус. «Да, это был прекрасный сын, — отвечает старик. — Его рожденье было совершенно необыкновенным, а позже он чудесным образом преобразился. А еще он стал известен на весь мир, и до сих пор многие люди любят его». Христос смотрит на него и, крепко обняв, восклицает: «Отец, отец!» И старик тоже стискивает его в объятиях и говорит: «Это ты, Пиноккио?»