Охранять природу — значит охранять Родину.

Как молода осенняя природа! Средь мокрых тротуаров и камней Какая непритворная свобода, Какая грусть, какая щедрость в ней!

Ей всё впервой, всё у нее — вначале, Она не вспомнит про ушедший час, И счастлива она в своей печали, И ничего не надо ей от нас.

Как молода осенняя природа! Средь мокрых тротуаров и камней Какая непритворная свобода, Какая грусть, какая щедрость в ней!

Ей всё впервой, всё у нее — вначале, Она не вспомнит про ушедший час, И счастлива она в своей печали, И ничего не надо ей от нас.

В борьбе против своей природы, против того, кем нам суждено стать, мы неминуемо оказываемся побежденными. Но даже побеждая, природа все равно не может подавить наших порывов, движений души, той простой и всем понятной истины, которая гласит, что сердцу не прикажешь.

В борьбе против своей природы, против того, кем нам суждено стать, мы неминуемо оказываемся побежденными. Но даже побеждая, природа все равно не может подавить наших порывов, движений души, той простой и всем понятной истины, которая гласит, что сердцу не прикажешь.

Есть нелюбовные трагедии и в природе: смерч, ураган, град. (Град я бы назвала семейной трагедией в природе). — Единственная любовная трагедия в природе: гроза.

Есть нелюбовные трагедии и в природе: смерч, ураган, град. (Град я бы назвала семейной трагедией в природе). — Единственная любовная трагедия в природе: гроза.

Лунный свет дрожал на ее волосах, скользил по цветам, ночь была сказочно синей и волшебно глубокой. Она была как пришелица из другого мира, словно перестала быть человеком, породнилась с деревьями и цветами. Она ощущала близость звезд, и синее ночное небо целовало ей лоб. Трепет от присутствия Божественного пронизал ее, и на мгновение она прикрыла глаза. Все деревья казались ей старыми знакомыми, все звезды – родными, природа была ею, а она – природой.

Лунный свет дрожал на ее волосах, скользил по цветам, ночь была сказочно синей и волшебно глубокой. Она была как пришелица из другого мира, словно перестала быть человеком, породнилась с деревьями и цветами. Она ощущала близость звезд, и синее ночное небо целовало ей лоб. Трепет от присутствия Божественного пронизал ее, и на мгновение она прикрыла глаза. Все деревья казались ей старыми знакомыми, все звезды – родными, природа была ею, а она – природой.

В городе было так много деревьев, что ты видел, как с каждым днем приближается весна, и вдруг утром, после ночи теплого ветра, она наступает. Иногда холодные проливные дожди отбрасывают ее назад, и казалось, что она больше никогда не придет, и ты теряешь целое время года из жизни.

В городе было так много деревьев, что ты видел, как с каждым днем приближается весна, и вдруг утром, после ночи теплого ветра, она наступает. Иногда холодные проливные дожди отбрасывают ее назад, и казалось, что она больше никогда не придет, и ты теряешь целое время года из жизни.