Живопись — молчащая поэзия, а поэзия — звучащая живопись.

Пусть я умру — но только бы запелось! Ценою жизни спеть — вот это смелость! Под шелест крыл и синих парусов Моей мечты — я умереть готов. Преображенья сладостная жуть — Единственный необратимый путь. Ночь тишиной заполнена до краю. Царь и поэт, я с песней умираю, О тени вечные! А лиру вам Я отдаю… В предание векам Она войдёт, светясь средь длинных трав, Ещё луною быть не перестав…

Пусть я умру — но только бы запелось! Ценою жизни спеть — вот это смелость! Под шелест крыл и синих парусов Моей мечты — я умереть готов. Преображенья сладостная жуть — Единственный необратимый путь. Ночь тишиной заполнена до краю. Царь и поэт, я с песней умираю, О тени вечные! А лиру вам Я отдаю… В предание векам Она войдёт, светясь средь длинных трав, Ещё луною быть не перестав…

В толпе ровесников я пел любовь, бывало; В одном встречал восторг, укор и смех в другом: «Всегда любовь, тоска, ты вечно о своем! Чтобы поэтом стать — подобных бредней мало»

В толпе ровесников я пел любовь, бывало; В одном встречал восторг, укор и смех в другом: «Всегда любовь, тоска, ты вечно о своем! Чтобы поэтом стать — подобных бредней мало»

Я иду за тобою След в след. Я целую его Свет в свет. Я бессонная как ты, Бред в бред. Знаю так же, как ты Что смерти нет.

Я иду за тобою След в след. Я целую его Свет в свет. Я бессонная как ты, Бред в бред. Знаю так же, как ты Что смерти нет.

Есть город, где жил Пушкин как любовник и повеса, — Одесса. Есть город, где он Гименея клятвы произнес слова, — Москва. Есть город, где измены ревность испытал он как супруг, — Санкт-Петербург…

Есть город, где жил Пушкин как любовник и повеса, — Одесса. Есть город, где он Гименея клятвы произнес слова, — Москва. Есть город, где измены ревность испытал он как супруг, — Санкт-Петербург…

Илья (Кормильцев) сотрудничал со многими свердловскими группами, но главное его достижение, на мой взгляд, всё-таки работа с «Наутилусом Помпилиусом». Они нашли друг друга. Как говорят: брак, заключённый на небесах. Илья писал тексты песен, Слава писал музыку и пел, группа играла. И случилось чудо: тандем Бутусов-Кормильцев оказался совершенством. Музыка Бутусова и его отстранённый голос, как бы уставший от боли мира, давали словам Ильи абсолютную реальность, сделавшую «Наутилус», может быть, важнейшей группой русского рока. И слово рок здесь можно понимать в его русском значении — неотвратимая судьба.

Илья (Кормильцев) сотрудничал со многими свердловскими группами, но главное его достижение, на мой взгляд, всё-таки работа с «Наутилусом Помпилиусом». Они нашли друг друга. Как говорят: брак, заключённый на небесах. Илья писал тексты песен, Слава писал музыку и пел, группа играла. И случилось чудо: тандем Бутусов-Кормильцев оказался совершенством. Музыка Бутусова и его отстранённый голос, как бы уставший от боли мира, давали словам Ильи абсолютную реальность, сделавшую «Наутилус», может быть, важнейшей группой русского рока. И слово рок здесь можно понимать в его русском значении — неотвратимая судьба.

Поэт ленив, хоть лебединый В его душе не меркнет день, Алмазы, яхонты, рубины Стихов ему рассыпать лень.

Его закон — неутомимо, Как скряга в памяти сбирать Улыбки женщины любимой, Зеленый взор и неба гладь.

Поэт ленив, хоть лебединый В его душе не меркнет день, Алмазы, яхонты, рубины Стихов ему рассыпать лень.

Его закон — неутомимо, Как скряга в памяти сбирать Улыбки женщины любимой, Зеленый взор и неба гладь.