О жене — или ничего, или хорошо. Так вот, часто я, любя, справедливо называю жену дурой. На что она однажды сказала: «У каждого мужчины должна быть своя дура».

О жене — или ничего, или хорошо. Так вот, часто я, любя, справедливо называю жену дурой. На что она однажды сказала: «У каждого мужчины должна быть своя дура».

О жене — или ничего, или хорошо. Так вот, часто я, любя, справедливо называю жену дурой. На что она однажды сказала: «У каждого мужчины должна быть своя дура».

«Почему?» — вот по-настоящему мужской вопрос. Его диктуют представления о мужественности, возобладавшие в конце двадцатого века. «Я хочу знать, почему ты это сделала». Как будто я машина с неисправным клапаном или робот, у которого перегорели клеммы, и он теперь готовит бифштекс на завтрак, а яичницу — на ужин. Быть может, женщины сходят с ума вовсе не от сексуальных проблем, а из-за этого вот прямого мужского «почему?».

«Почему?» — вот по-настоящему мужской вопрос. Его диктуют представления о мужественности, возобладавшие в конце двадцатого века. «Я хочу знать, почему ты это сделала». Как будто я машина с неисправным клапаном или робот, у которого перегорели клеммы, и он теперь готовит бифштекс на завтрак, а яичницу — на ужин. Быть может, женщины сходят с ума вовсе не от сексуальных проблем, а из-за этого вот прямого мужского «почему?».

По мне, разница между мальчиками и девочками такая: парни — долбят всё вокруг себя, девочки — долбанутые! Вот в чём разница. Пацаны причинят ущерб твоему дому, ущерб выражается в деньгах. Будто ураган пронёсся! Девочки оставляют шрамы в твоей психике, о которых ты узна́ешь спустя годы. Шрамы перерастают в геноцид или в хроническую жестокость… Как-то ко мне пришла невестка со своим сынишкой, ему четыре года.

Читать далее »

По мне, разница между мальчиками и девочками такая: парни — долбят всё вокруг себя, девочки — долбанутые! Вот в чём разница. Пацаны причинят ущерб твоему дому, ущерб выражается в деньгах. Будто ураган пронёсся! Девочки оставляют шрамы в твоей психике, о которых ты узна́ешь спустя годы. Шрамы перерастают в геноцид или в хроническую жестокость… Как-то ко мне пришла невестка со своим сынишкой, ему четыре года.

Читать далее »

Есть женщины, которые хотят от своих мужчин только любви. Есть женщины, которых хотят от своих мужчин только секса. А есть женщины, которые хотят и того и другого, но от разных мужчин.

Есть женщины, которые хотят от своих мужчин только любви. Есть женщины, которых хотят от своих мужчин только секса. А есть женщины, которые хотят и того и другого, но от разных мужчин.

Женщина может говорить, что она способна прожить без мужчины, но это – иллюзия. Она даже не может быть счастливой, когда она – глава семьи, потому что ей приходится везти два воза. Женщина может стать женщиной только рядом с мужчиной. А когда рядом нет настоящего мужчины, ей приходится женственность свою оставлять. Нельзя быть одновременно принцессой и ломовой лошадью.

Женщина может говорить, что она способна прожить без мужчины, но это – иллюзия. Она даже не может быть счастливой, когда она – глава семьи, потому что ей приходится везти два воза. Женщина может стать женщиной только рядом с мужчиной. А когда рядом нет настоящего мужчины, ей приходится женственность свою оставлять. Нельзя быть одновременно принцессой и ломовой лошадью.

Мне неинтересны запланированные знакомства. Нужно, чтобы мужчина сидел в засаде и нападал неожиданно, этакий хищный зверь-любовник.

Мне неинтересны запланированные знакомства. Нужно, чтобы мужчина сидел в засаде и нападал неожиданно, этакий хищный зверь-любовник.

Природное дарование женщины — это помогать мужчине. Помогать в самом высоком смысле. Не стирать-готовить и развлекать, но помогать ему совершенствоваться, становиться лучше, реализовать в себе то, что вложил в него Господь.

Природное дарование женщины — это помогать мужчине. Помогать в самом высоком смысле. Не стирать-готовить и развлекать, но помогать ему совершенствоваться, становиться лучше, реализовать в себе то, что вложил в него Господь.