Право сделавшего добро забыть о сделанном добре. Обязанность согретого добром помнить об этом. Мир рушится там, где эта связь разомкнулась, где сделавший добро назойливо памятлив, а согретый добром впадает в беспамятство.

Право сделавшего добро забыть о сделанном добре. Обязанность согретого добром помнить об этом. Мир рушится там, где эта связь разомкнулась, где сделавший добро назойливо памятлив, а согретый добром впадает в беспамятство.

Право сделавшего добро забыть о сделанном добре. Обязанность согретого добром помнить об этом. Мир рушится там, где эта связь разомкнулась, где сделавший добро назойливо памятлив, а согретый добром впадает в беспамятство.

Когда мы счастливы, мы всегда добры; но когда мы добры, мы не всегда счастливы.

When we are happy, we are always good, but when we are good, we are not always happy.

Когда мы счастливы, мы всегда добры; но когда мы добры, мы не всегда счастливы.

When we are happy, we are always good, but when we are good, we are not always happy.

Добро и зло — не более чем пустые слова, которые не составит ни малейшего труда приложить к чему угодно; правильно только то, что отвечает моему складу, неверно — все, что ему противно.

Добро и зло — не более чем пустые слова, которые не составит ни малейшего труда приложить к чему угодно; правильно только то, что отвечает моему складу, неверно — все, что ему противно.

Человеку, который по неразумию причиняет мне зло, я воздам, защитив его самою щедрою любовью; и чем больше зла будет исходить от него, тем больше добра будет исходить от меня.

Человеку, который по неразумию причиняет мне зло, я воздам, защитив его самою щедрою любовью; и чем больше зла будет исходить от него, тем больше добра будет исходить от меня.